ПРИШВИН МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ

ПРИШВИН МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ
(23.01(4.02).1873 – 16.01.1954)

PrishvinМ. М. Пришвин происходил из купеческого сословия. Учился в Елецкой гимназии и реальном училище в Тюмени. В 1893 г. сдал экстерном экзамены за гимназический курс и поступил в Рижский политехникум. Прошел через увлечение марксизмом, год провел в тюрьме, ссылку удалось заменить отъездом на учебу в Германию. В 1902 г. Пришвин закончил философский факультет Лейпцигского университета «по агрономическому отделению». Вернувшись в Россию, несколько лет работал агрономом, писал брошюры по сельскому хозяйству. В годы Первой мировой войны — фронтовой корреспондент. После Октябрьской революции жил в Ельце, на Смоленщине, в Подмосковье; вел педагогическую деятельность, занимался охотой и краеведением.

Творческий путь М. М. Пришвина начался с журналистики: с 1905 г. он активно печатался в петербургских и московских газетах и журналах. Первый рассказ Михаила Михайловича Пришвина «Сашок» был напечатан в 1906 году. В путешествиях по русскому Северу (Олонецкая губерния, Карелия), куда он отправился, увлекшись фольклором и этнографией, родилась первая книга писателя «В краю непуганых птиц» (издана в 1907 г.) — путевые очерки, составленные из наблюдений над природой, бытом и речью северян. Она принесла Пришвину известность, писатель был удостоен за нее серебряной медали Императорского географического общества и звания действительного его члена.

Летом 1909 г. М. Пришвин путешествовал в Азию. Путь его пролегал через Сибирь, в т. ч. Алтай. Впечатления о путешествии зафиксированы в «Сибирских дневниках» – это часть ранних дневников Пришвина 1905–1913 гг.

3 августа 1909 г. М. Пришвин открывает первую страницу в своем путешествии: Тюмень–Сибирь. Это не случайно. В Тюменской гимназии Пришвину пришлось доучиваться с 15-летнего возраста, когда он был выгнан с «волчьим» билетом из Ельца. Таким образом, Сибирь стала его второй родиной еще в детстве, а поездка в Азию становится частичным возвращением в детство. М. Пришвин – в Омске. Первое, что он видит на станции и отмечает в записях, – «киргиз на лошади, много китайцев». «Киргиз» в данном случае не национальная принадлежность, а «другость» местного населения и местного мира, сопоставляемая с китайским – традиционным воплощением Востока.

12 августа М. Пришвин узнает от попутчика, что ехать в Каркаралы (конечный пункт путешествия) ему лучше не из Семипалатинска, а из Павлодара. Павлодар представляется городом-миражом, несуществующей дымкой на песке, быстро сносимой ветром, а конечный пункт путешествия назван «Тартарары» (провал, небытие, подземный мир).

Следующая зафиксированная граница – «Алтай, значит гора». Это пространство порождает целую цепь ассоциаций: переселенцы, обетованная земля, золотая гора. Для М. Пришвина Алтай – это, прежде всего, земля Адама и Евы, которые будучи низвергнуты из рая, в поте лица должны были добывать хлеб свой. Само явление переселения понимается писателем метафорически. Это метафора поиска земель – благодатных, плодородных и богатых, урожай от которых освобождал бы человека от тяжелого физического труда. Отсюда именно с Алтаем связаны имена ветхозаветных персонажей и его авторская легенда о втором Адаме. Впечатления от путешествия на Алтай легли в основу очерка писателя «Адам и Ева» (1911).

В книгах «За волшебным колобком» (1908), «Черный араб» (1910) и др. сочеталась научная пытливость с особой натурфилософией и поэзией природы, определивших особое место Пришвина в русской литературе. Как писатель Пришвин сформировался в Серебряном веке, он посещал религиозно-философские собрания, салон Ф. Сологуба, выставки, проявлял большой интерес к новому искусству. В задуманном им романе «Начало века», охватывающем 1905—1917 гг., среди героев должны были быть Д. Ме-режковский, А. Ремизов, В. Розанов, А. Блок и М. Горький. Роман не был создан, но эти писатели стали его «вечными спутниками» — Пришвин вел с ними «внутренние диалоги» до конца своих дней. Особенно большое влияние на его творчество оказали Ремизов и Розанов: в рассказах, лирико-философских повестях и романах Пришвина обнаруживается преемственность их литературного стиля. Воздействие модернистов на творчество писателя особенно сильным было в 1908-1912 гг., оно сказалось в повести «У стен града невидимого» («Светлое озеро»), рассказах «Никон Староколенный», «Бабья лужа», «Крутоярский зверь», «Птичье кладбище», очерке-поэме «Черный араб» — реальность сочетается в них с мистицизмом. В 1912-1914 годах вышло первое собрание его сочинений в 3-х томах, изданию которого способствовал Максим Горький.

В 1920-1930-е годы Михаил Пришвин выпустил книги «Башмаки» (1923), «Родники Берендея» (1925), повесть «Жень-шень» (первоначальное название «Корень жизни», 1933) и т. д., где помимо замечательных описаний природы, глубокого проникновения в ее повседневную жизнь и образов простых людей, живущих с ней в одном ритме, важную роль играет сказка, миф.

Народно-поэтические истоки не только обогащают художественную ткань и палитру сочинений Пришвина, но и придают повествованию дыхание вневременной мудрости, превращая отдельные образы в многозначные символы. В 1923 г. началась публикация автобиографического романа «Кащеева цепь» с традиционной для русской классики темой (формирование внутреннего мира человека), но многим рецензентам казавшейся несвоевременной. В первой редакции (десять «звеньев») роман вошел в Собрание сочинений 1927-1930 гг., но в конце жизни писатель создал новую редакцию, дополнив роман двумя «звеньями», тем самым превратив его в роман о творчестве. Человек, по мысли автора, должен разорвать кащееву цепь зла и смерти, отчужденности и непонимания, освободиться от пут, сковывающих жизнь и сознание.

В последних крупных произведениях: «Кладовой солнца» (1945), «Корабельной чаще» (1953), «Осударевой дороге» (1938—1953) — объединены правда и сказка.

Главным делом своей жизни Пришвин считал работу над дневником. Из дневника родились книги «Фацелия», «Лесная капель», «Глаза земли», «Незабудки», но Пришвин надеялся, что придет время и смогут быть напечатаны все его записи, — им руководило страстное желание быть понятым. До сих пор далеко не полностью опубликован дневник писателя, но и в той небольшой его части, которой мы располагаем, Михаил Михайлович предстает крупным мыслителем, обладающим собственной художественно-философской концепцией мира и человека, ориентированной на восприятие человека в качестве органичной части космического целого.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Собрание сочинений:

Собрание сочинений : в 6 т. — М. : Гослитиздат, 1956 — .

Т. 1: Кащеева цепь. — 1956. — 575 с.

Т. 2: Путешествия. — 1956. — 807 с.

Т. 3: Природа и охота. — 1956. — 767 с.

Т. 4: Мои тетрадки. — 1957. — 723 с.

Т. 5: Кладовая солнца; Корабельная чаща; Глаза земли. — 1957. — 735 с.

Т. 6: Повесть нашего времени; Осударева дорога; Из дневников последних лет. — 1957. — 867 с.

Отдельные издания:

Дневники, 1942-1943 / [подгот. текста Я. З. Гришиной и др.]. — М. : РОССПЭН, 2012. — 811 с.

Зеркало человека :сборник / [сост. и послесл. Т. Н. Бедняковой ; коммент. Т. Н. Бедняковой, В. В. Круглеевской; ил. Б. А. Школьника]. — М. : Правда, 1985. – 668 с. — Содерж.: Натаска Ромки: из дневника охоты 1926-1927; разделы : Лесная капель; Глаза земли.

Курымушка : повесть и рассказы / М. Пришвин; худож. Л. Бирюков и др. — М. : НФ «Пушкин. б-ка» : АСТ: Астрель, 2004. — 415 с. — Содерж.: Разд.: Лесной хозяин; Собаки; Звери; Разговор птиц и зверей; Времена года; Прекрасная мама: [Рассказы о ленингр. детях из повести «Прекрасная мама»; Курымушка: гл. из романа «Кащеева цепь».

Моя страна. — М. : Современник, 1973. — 445 с.

Почти каждая любовь начинается раем : [страницы дневника / сост. и авт. предисл. Л. А. Рязанова]. — М. : Фонд им. И. Д. Сытина, 1998. — 174 с.

A selection = Избранное: [transl. from the Russian] / [des. by E. Zaitseva ; comp. by V. A. Lazarev]. — M. : Raduga, [1985]. — 422 p.

Литература о жизни и творчестве:

Бурлин, В. Ф. Весна света : повесть о Михаиле Пришвине / Валентин Бурлин. – Киев : Радянський письменник, 1984. — 212 с.

Варламов, А. Н. Пришвин / Алексей Варламов. — М. : Молодая гвардия, 2008. — 546 с.

Воспоминания о Михаиле Пришвине : сборник / [сост. Я. З. Гришина, Л. А. Рязанова]. — М. : Совет. писатель, 1991. — 366 с.

Ершов, Г. А. Михаил Пришвин: жизнь и творчество / Г. Ершов. — М. : Художеств. лит., 1973. — 189 с.

Курбатов, В.Я. Михаил Пришвин : очерк творчества / Валентин Курбатов. — М. : Совет. писатель, 1986. — 222 с.

Машкина, О. А. Космизм М. М. Пришвина и Г. Д. Гребенщикова / О. А. Машкина // Алтайский текст в русской культуре: материалы четвертой межрегиональной (с международным участием) научной конференции, 4-5 мая 2008 г. — Барнаул, 2008. — Вып. 4. — С. 24-32.

Пахомова, М. Ф. Михаил Михайлович Пришвин / М. Ф. Пахомова. — Л. : Просвещение, Ленингр. отд-ние, 1970. — 126 с.

Подоксенов, А. М. Михаил Пришвин и Василий Розанов: мировоззренческие контексты творческого диалога : монография / А. М. Подоксенов. – Москва : РИОР : ИНФРА-М, 2014. — 297 с.

Пришвина, В. Д. Наш дом / В. Пришвина. — Изд. 2-е, перераб. — М. : Молодая гвардия, 1980. — 332 с.

Рудашевская, Т. М. М. М. Пришвин и русская классика. Фацелия. Осударева дорога : научное издание / Т. М. Рудашевская. — СПб. : Изд-во СПбГУ, 2005. — 257 с.

Худенко, Е. А. Путешествие М. Пришвина в Азию (анализ фрагментов из раннего дневника) // Русская словесность в России и Казахстане: аспекты интеграции. – Барнаул, 2013. – С. 123–129.

Худенко, Е. А. Жизнетворческие стратегии в русской литературе XIX-XX вв. и концепция творческого поведения М. М. Пришвина : монография / Е. А. Худенко ; М-во образования и науки РФ, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «Алт. гос. пед. акад.». — Барнаул : АлтГПА, 2010 (Концепт). — 186 с.

Худенко, Е. А. Жизнетворчество как метатекст: Мандельштам — Зощенко — Пришвин (30-40-е гг.) : монография / Е. А. Худенко; М-во образования и науки РФ, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «Алт. гос. пед. акад.». – Барнаул : АлтГПА, 2011 (Концепт). — 165 с.