Конюхов Александр Васильевич

Конюхов Александр Васильевич
(20.06.1954 – 27.10.2010)

konyuhovКонюхов Александр Васильевич родился в р. п. Тальменка Алтайского края. Окончил Барнаульский педагогический институт, физик. По окончании вуза был распределен в с. Табуны Алтайского края, где отработал пять лет учителем физики. В 1981 году вернулся в родной поселок. С 1982 по 2010 год трудился по специальности в Тальменской средней школе № 1. В 1998 году за профессиональную деятельность получил грант Сороса.

Стихи рождались для себя и друзей как средство самовыражения. Цели публиковаться в профессиональных изданиях никогда не ставил. По настоянию друзей на свои средства издал небольшой сборник стихов «Ветка сирени».

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Отдельные издания

  • *Ветка сирени: сборник стихов. – Тальменка, 2005. – 75 с.

ПОЛНЫЕ ТЕКСТЫ

*** Приручи ты меня, приручи
И к ладоням своим приучи,
Чтоб любовью болел
И в глаза чтоб глядел.
И не чаял в тебе я души.
Приручи ты меня, приручи.
Чтобы днём и в кромешной ночи
Мотыльком я летел
На ладонь. На огонь.
И сгорал, чуть коснувшись руки.
Приручи ты меня, приручи.
Так больного спасают врачи,
Так иссохшее русло реки
Наполняют весною ручьи.
Приручи ты меня, приручи.
***
Медленный свет, ласкаясь,
Тает у вас на губах.
Поцелуй горяч.
Фонарный свет, натыкаясь,
Тенью бежит от Вас.
Он незряч!
Ладони вашей касаюсь,
Птицей оглохшей готов токовать.
Язык прирастает к нёбу.
Боги!
Как о любви моей рассказать
Звезде, идущей рядом,
А не плывущей по небу?!
***
Танюшка! Танюша!
Сколько ж мимо лет…
Ты меня послушай –
Помнишь или нет?
Плащики болонья, дым от сигарет,
И немой вопросик: «Любишь или нет?»Перебор гитарный… Голос с хрипотцой.
Позднее гулянье по и над горой.
А костры в апреле? Помнишь, жгли
Костры.
У огня сидели, но дрожала ты.

Мы тогда не знали ни побед, ни бед.
Мы с восторгом ждали чарующий
рассвет…
Извини, Танюша, что-то понесло.
Ты меня не слушай. Это – ремесло.
Всё у нас в порядке. Всё у нас – «О, кей!»
Сладко! Сладко! Сладко! Всё – до мелочей.

***
Пью воздух осени,
Дымком пропахший воздух.
Шуршу по листьям,
Словно по коврам.
Душа хмельна, а сердцу роздых,
И грудь открыта
Всем ветрам.
На старом пне – содружество опёнок.
В траве поодаль – перезревший груздь.
А я, как расшалившийся ребёнок,
Надрывно ни над чем смеюсь.
Сорока верещит: «Ещё один сказился…
Не осени, а водки перепил…»
Над колком ястребок распластано
Кружится.
А я страдаю – у меня нет крыл.
***
Я дарил тебе розы:
Белый, нежный букет.
А в глазах твоих – слёзы,
Словно росы в рассвет.
Неужели я ранил?
В сердце острый клинок.
(Осень проседью ранней
В твой легла завиток).
Я – незваный, нежданный
И нечаянный гость.
Я мечтал, но не верил…
А ведь вот привелось.
У тебя – всё в порядке.
У меня – всё, как есть.
И скучны нам загадки,
Ведь разгадки все есть.
Но о чем же те слёзы?
Не любя? Иль любя?
Осень. Скоро морозы.
Быстро кружит земля.
***
Моя земля, моя Россия –
Просёлок, лужи, колея,
Черёмух вешние разливы,
Подковой речка вдоль села.
Дома рублёные крестово.
Неровный частокол оград.
А в центре – памятник героям;
Войною призванный солдат.
Дымки над крышами клубятся
Жизнь продолжается, а в ней –
Законы фронтового братства –
В делах и слове сыновей.
Ещё не всё, как бы хотелось,
Но знаю, что моя земля
Талантами не оскудела
И не бежала от труда.
Пусть не сегодня и не завтра,
Пусть через двадцать – тридцать лет
На месте грязей непролазных
Асфальтам здесь чернеть,
Цвести газонам и, конечно,
Смеяться детворе.
Относит дым и пахнет хлебом –
Что есть прекрасней на земле!