Мерзликина Т. «Отпишусь, отзвучу перед вами…»

Русский я по крови и по духу,
И люблю я русский свой язык.
Л. Мерзликин

Мерзликинские чтения стали проводиться на его родине в Белоярске и Новоалтайске пять лет спустя после его смерти, т.е. с 2000 г. А в этом году, спустя уже десять лет, впервые чтения получили официальный краевой статус. Во время проведения юбилейных краевых чтений (с 27 по 30 сентября 2005 года) к его 70-летию в беседе с Валерием Тихоновым я спросила:

— Почему начали давать зеленый свет Леониду только после смерти? Он ответил:

— У нас на Руси талантливым людям, чтобы стать известными, надо сначала умереть.

Грустно и обидно

При жизни Леонид был опальным поэтом у крайкомовцев. Почему? Наверное, потому, что он писал не так, как требовали от него. Например, замечательное стихотворение «Кедр».

Плывут облака надо мною,
Цепляясь за кроны дерев.
К стволу прислоняюсь спиною,
На кочку сухую присев.
И щурюсь, взволнованный
тем я,
Что слышу дыхание недр.
Я слышу, как прет
из-под земья,
Гудит, воздымается кедр.
Могуч от корня, вековечен
До самой макушки вразбег.
Да будет к нему человечен
Разумнейший зверь — человек!
Ах, как эти ветви нависли!
Какое величье — гляди!
Но тень набегает на мысли,
Я знаю, что ждет впереди.
Я глажу корявую кору,
Мой милый,
разлапистый кедр,
Богатство свое без разбору
Ты даришь, и ласков, и щедр.
Шумишь и гудишь в поднебесье,
А рухнешь в смятеньи ветвей.
Обидно — одно мелколесье
Взойдет над могилой твоей…

Уж слишком не нравилась начальству, а, следовательно, и цензуре последняя строфа.

Он жил в постоянном напряжении, особенно когда началась перестройка в стране. Был перекрыт кислород, он перестал совсем издаваться. По этому поводу я хочу предложить читателям стихотворение «Провода».

Сближая меж собою города,
Селенья меж собой соединяя,
Пульсируют под током
провода,
Как бы система нервная
земная.
Во все края, в любую даль
страны
Плывут они друг друга
продолженьем,
И в дождь, и в снег —
всегда обнажены,
И день, и ночь —
всегда под напряжением.

Леонид весь в стихах, комментарии излишни.

Ни один его сборник при жизни не выходил без исправлений в лучшем случае, в худшем совсем убирали стихи. Леня называл в сердцах это кастрированием. А ведь для него стихи были, что малые дети. Он долго их вынашивал, прежде чем опубликовать, работая над каждой строчкой, над каждым словом подолгу. А когда нервы были совсем на пределе — срывался.

Трезвость

Отныне — и навсегда
За святую поэзии муку
Я готов и на плаху шагнуть.
Отрубите мне правую руку —
Я и левой смогу что-нибудь!
А не будет обеих — зубами!
И не хуже, чем некто рукой.
Отпишусь, отзвучу перед вами
И на вечный отправлюсь покой.
Улыбаетесь:
— Славная резвость!
— Отвечаю: — Не резвость, друзья,
— А моя запоздалая трезвость
И последняя воля моя!
Вот и нужно для этого дела,
Чтоб была на плечах голова,
Чтоб она по утрам не болела,
А держалась светла и трезва.
Все мы смертны.
Но прежде едва ли
Так губительно виделось мне:
Сколько мы сыновей потеряли
На бескровной пропойной войне!
И как будто в каком лазарете
Белоснежная та простыня —
Лист бумаги в моем кабинете
Из-под лампы глядит на меня.
А всего-то: озноб и одышка,
И могильное вдруг забытье.
Стукнет оземь сосновая шишка,
Только я не услышу ее.
Не раздвину крушину рукою,
Не покину последний приют.
И пройдут поезда за рекою,
И колеса в ночи пропоют…

А это было поводом для правящих, чтобы проучить его. Было желание у них исключить его из Союза писателей СССР. Поэтому и была вынужденная «командировка» поэта на Север, в Стрежевое. Позаботилась о судьбе поэта в этой ситуации писательская организация города Томска, ответственным секретарем ее тогда, в 1978 году, был Владимир Вениаминович Колыхалов. Вернулся домой Леня из «командировки» с весомым запасом хороших стихов. Вот одно из них.

Блудный сын

Блудным сыном древнего сказанья,
Жертвою скитаний и дорог
Я пришел к тебе на покаянье,
Позабытый всеми уголок.
И стою, как будто бы нездешний,
До кровинки здешний человек…
Улетели птицы из скворечни.
Скоро ночь. А ночью будет снег.

Да и сегодня мало что изменилось. Бывая на встречах с учащимися в школах, рассказываю, что есть улица в Барнауле, которая носит его имя. Дети спрашивают, где находится эта улица. Нет средств у властей города Барнаула, у писательской организации, чтобы сделать на видном месте вывеску: «Улица имени Л. Мерзликина». На Мерзликинских чтениях говорят, что это большой, талантливый поэт России, а не только Алтайского края. Почему бы тогда краевой писательской организации не издать к 70-летнему юбилею его сборник стихов? А издавать есть что. Последний его сборник стихов «Избранное» был издан в 1997 году, спустя два года после смерти. Издание было осуществлено при содействии администрации Алтайского края, во главе которой был Лев Коршунов. Леонид готовил его к своему 60-летию (1995 г.), но средств, как всегда, не нашлось на издание. А между прочим, многие взрослые читатели и дети хотят иметь его сборники стихов.

Я очень благодарна администрации города Новоалтайска (глава города А. Янин, а его заместитель В. Конихин). Виктор Васильевич Конихин проследил все проводимые мероприятия в городе в дни Мерзликинских чтений, что называется, от А до Я.

Я благодарна творческому коллективу центральной городской библиотеки, во главе которого О. Чайка, за их многогранный труд по творчеству поэта, у администрации Новоалтайска нашлись средства, чтобы повесить мемориальную доску на доме в Белоярске, где родился и жил поэт, вывешены вывески на домах на улице, носящей имя поэта. (Раньше улица называлась Красный Пожарник). К 70-летию они провели в ГЦК «Космос» прекрасную слайдовую презентацию творчества поэта, достойную того, чтобы ее показать по краевому телевидению. Была организована выставка художественных работ по детским стихам Л. Мерзликина «Мамина шаль». Ее организатором был В. Гречухин, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Был дан прекрасный концерт художественной самодеятельности, посвященный памяти поэта, под руководством зав. отделом культуры города В. Денисова.

Все мероприятия прошли организованно, квалифицированно, на высоком уровне. Вот уж действительно в пример барнаульским мероприятиям, которые прошли на скорую руку, что называется.

А как новоалтайцы были внимательны и гостеприимны! Низкий вам поклон и большое человеческое спасибо за все. Вы подарили людям праздник!

В честь юбилея поэта краевая писательская организация выпустила книгу стихотворений лауреатов премии Л. Мерзликина «Земной поклон». Оформлена книга оригинально (художник Александр Карпов). Но почему бы в этой книге сразу после помещенной фотографии Леонида Семеновича не напечатать несколько его стихов? Наверное, тогда бы книга имела успех и пользовалась спросом. Это замечание высказал на презентации книги В. Гречухин. Вот и получается странное явление. Для лауреатов нашлись и бумага, и деньги, а вот для издания стихов самого поэта почему-то нет.

Источник:
Алтайская правда. 2005. 15 октября