Кирилин А. Бывает – и родину выбирают

Так получилось, что первые краевые Гущинские чтения прошли в два этапа с разрывом в полмесяца. Начало -18 октября в краевом центре и продолжение — последний день месяца в селах Алтайское и Катунь, где открылся музей памяти замечательного писателя Евгения Геннадиевича Гущина.

Энтузиастов мало

— Почему у нас не так уж много подобных литературных музеев? — задавали вопрос участники чтений. — Музей Шукшина в Сростках, Соболева — в Смоленском и вот теперь — Гущина в Катуни.

— И сами же отвечали: — Писателей хороших, талантливых много, а вот энтузиастов, которые взяли бы на себя организацию такого хлопотного дела, как создание музея, — единицы.

Этой замечательной единицей в Алтайском районе стал Петр Тырышкин, нынешний ди­ректор районного краеведческого музея, давний друг Евгения Гущина.

Сначала состоялась встреча с жителями райцентра, на которую в районный Дом культуры собрались в большинстве школьники, библиотечные работники и литературный актив села. В гости к сельчанам в этот день приехали из Барнаула родные Евгения Геннадиевича — вдова Елена, дочь Наталья и внучка Анна, а также друзья, писатели и музейные работники. Присутствующие узнали о большой подготовительной работе, предшествующей литературному празднику. Сначала — участие в конкурсе на получение гранта администрации края, победа в конкурсе — и заботы по подготовке помещения для музея, наполнению экспозиции.

— Мне стало известно столько нового о человеке, которого, казалось, знал как своего родственника, — рассказывает Петр Александрович Тырышкин. — И чем больше узнавал, тем больше на­капливалось неузнанного. Теперь я понимаю: с открытием музея работа по изучению твор­чества большого писателя, его личности только начинается…

Самое, пожалуй, отрадное, что в хлопотах по организации музея не была забыта глубинная суть всей большой и нелегкой работы. Ведь речь идет о писателе, о работнике слова, о творческой личности.

Когда писатель смотрит в окно

В ходе подготовки к Гущинским чтениям в районе был проведен литературно-художе­ственный конкурс, в котором приняли участие юные и взрослые чтецы, живописцы, сочини­тели стихов и прозы. В присутствии гостей торжественно подведены итоги этого конкурса и вручены награды.

Выступавшие перед жителями Алтайского друзья писателя и его коллеги говорили о необык­новенной широте натуры Евгения Гущина, любви к природе, к тайге в особенности, о его от­ветственном отношении к слову и строгости к себе. Один из лучших писателей за всю литературную историю Алтая, он словно бы и не догадывался об этом. Проще и доступнее человека из писательской среды мало кто знал. Некогда ему было холить и лелеять свое имя, он работал, ходил таежными тропами и снова садился за свое рабочее место — писательский стол. «В меня медленно натекает», — говорил он. И вправду, писал Евгений не помногу, рвал написанное, снова и снова переделывал. Он, как и его друг замечательный писатель Виктор Астафьев, не признавал правила Юрия Олеши: ни дня без строчки! Но при этом работа не прекращалась ни на минуту. Это сказал еще один прозаик, тоже наш земляк: писатель, когда смотрит в окно, — тоже пишет.

В фойе Дома культуры Алтайского висит расписание работы кружков — более двадцати действующих постоянно творческих объединений, секций, студий, ансамблей! Похоже, здесь дух творчества, желание общаться с миром с помощью искусства живы несмотря ни на что. Сама природа Алтайского района, очевидно, повинна в этом: здесь имеется все, чем богат наш край, — горы, степи, озера, реки. Величавая и бурная Катунь пробегает через территорию района. И золото здесь есть, и другие богатства.

Ая — это навсегда

Евгений Гущин признавал родиной своей здешнюю деревеньку Ая, хотя родился он в Туркмении. Не помнит он тех мест, совсем малым ребенком привезли его на Алтай. Потом была целина, работа в главной целинной газете. Когда ее расформировывали, всем сотрудни­кам было предложено выбирать на жительство любое место, любой город страны. Евгений выбрал Алтай.

И вот в третий раз обретает писатель свою земную родину. Надо же такому случиться, а вернее — такое суметь! Дом, в котором когда-то жила семья Гущиных, окнами смотрит на музей памяти писателя Евгения Геннадиевича Гущина.

Компьютер, скрипка, лыжи…

Красная ленточка перерезана, мы в комнатах музея. И это называется началом! Обилие экспонатов — личных вещей писателя, рукописей, заметок, воспоминаний, наград и писем — просто поражает. Не верится, что такое можно сделать за столь короткий период! А ведь сделано. И уже есть открытия. Известно, что пытливый и вдумчивый Евгений Гущин одним из первых среди писателей Алтая освоил компьютер. Стали искать этот компьютер и выяснили, что жена Евгения подарила eгo племяннице Светлане Жоховой, которая живет в Волчихе. Оказалось, в Волчихе две Светланы с одинаковой фамилией и обе работают в библиотеке. И вот, наконец, компьютер в Алтайском. Нетрудно представить удивление и радость Петра Тырышкина и его, товарищей по подготовке музейных экспонатов, когда в памяти компьютера оказался сохраненным набросок повести Гущина с условным названием «Живет в Барнауле балалаечник». Ни для кого не было секретом, что речь идет о нашем известном балалаечнике Владимире Бакитко. Евгений, понимавший и любивший музыку, самостоятельно освоивший скрипку и фортепьяно, высоко ценил этого музыканта и при каждом удобном случае приглашал его на литературные сходки. Много историй, связанных с работой по созданию музея памяти Евгения Гущина, можно было бы сегодня рассказать. За каждым экспонатом — история. Вот каек и самодельные лыжи, с которыми прокладывал писатель по тайге свои «путики», вот пишущая машинка, с каретки которой сошли и «Храм спасения», и «Дом под черемухой», и «Бабье поле»… Однако, как ска­зал Петр Тырышкин, не будем спешить, все в музее только начинается.

Много имен было названо из тех, кто помогал создавать музей, — от главы администрации района до библиотекарей и учителей. Всех здесь не перечислишь. Впрочем, никто из них и не ждал похвал, прилагая усилия для того, чтобы впредь шелестели страницы книг, чтобы любовь к родной земле, сходящая с этих страниц, могла поселиться в сердцах новых жителей лучшей из планет.

* * *

Сложное чувство охватило меня, автора этих строк, когда покидали мы деревню Катунь, поглотившую маленькую деревеньку Ая. Да и саму Катунь деревней назвать нынче можно с большой натяжкой: почти вся территория застроена базами отдыха, коттеджами, домиками для летнего туризма, кемпингами. Как-то сложно уживаются мысли о корневом, исконном, крестьянском, о тревоге за сохранность природы и человеческого в человеке рядом с привнесенным сюда великолепием городского бомонда. Им ли до высоких дум писателя и памяти о нем — приезжающим весело провести время? Впрочем, жизнь глубже и значительнее нашего понимания о ней. Вполне вероятно, что такие красивые места и рождены для наслаждения красотой и отдыха, а не для работы до кровавых мозолей, которые выпали на долю предков Евгения Гущина и его самого… Поживем — увидим.

Источник:
// Алт. правда. – 2007. – 3 нояб.